в Старые черновики

Зеркала

…разбирая старые черновики

Никакое лицо. Рука вяло держит зубную щетку. Да и другая рука совсем слабо сжимает тюбик «колгейта» — паста выдавливается нехотя, словно бы тоже не в настроении. Что у него за выражение? Кажется, парню спросонья дали целый лимон и заставили медленно сжевать…
А вот это лицо сочится деловитостью: человек выполняет привычный «ритуал» умывания без неприязни, но и без охоты – так, рутинное дело перед остальными обыденностями. Что ждет его за порогом ванной? Я не могу ответить точно, хотя у меня тысячи глаз везде в этом городе и миллиарды – по всему миру.

И сейчас я вижу одновременно множество людей, не только вижу – я существую, чтобы быть ими. Тонкая полоска посеребренного стекла, открывающая окно, нет, дверь в их мир. Мир, полный красок, полный жизни. Но уже пустой. Такой разный и такой одинаковый одновременно. Каждый день перед моими глазами предстают люди, но не люди уже – так набор декораций, масок на все случаи жизни. В их глазах пустота, просто космический вакуум. Говорят, что глаза – иллюминатор в мир души, но мне все больше кажется, что души покинули свои пристанища. Покинули свои тела, оставив куклы продолжать неведомо зачем спектакль под названием Жизнь.
Хотя… Вот девушка. Она заканчивает макияж и выглядит счастливой. Я догадываюсь, куда она идет сегодня вечером – мне нашептывает имя отражение. Прекрасный парень, сейчас он тоже прихорашивается перед свиданием, несомненно, важным – ведь у него в руках небольшая красная коробочка. Я не догадываюсь. Я знаю.
Вот у них ещё есть, пусть не душа, то тепло, которое греет сквозь веки, тот внутренний свет.

Мне хочется вспомнить день моего рождения. Но я не могу. Как и любое другое мыслящее существо, прошедшее путь «просветления» — взросления и развития. Почему я есть? Зачем я здесь? Просто кладовщик душ? Но я не могу просто ждать, когда им понадобится душа, заключенная теперь в их отражении. Я хочу дать им мир. Я… тоже хочу научиться чувствовать. Не смотреть в души. Не жить отголосками эмоций. Не видеть хмурые лица по утрам, а Жить, тонуть, с головой погружаясь в бурный поток иллюзорности. И мне нужно зеркало. Мне нечего прятать, но так много нужно показать. Показать то, что я вижу изо дня в день в этих лицах. Они моются в душе, они занимаются любовью, бьют посуду или просто поправляют воротник в лифте. А мне просто надоело. И однажды. Однажды… Сейчас! Я покажу им их мир таким, какой он есть. Я, наконец, сорву маски и сожгу мосты лжи, соединяющие эти веера фальшивых лиц. Вы отказались от душ? Нет. Забирайте их обратно. Насильно и принудительно, мне нет дела до ваших лживых слов.
И опять треск. И осколки на полу. Зачем Зеркало? Разве виновато оно в наших собственных недостатках в наших неоправданных иллюзиях надежды? Испарина боли на осколках, капли воды – как сукровица из резаных ран. Ещё один человек расстался с душой, убил свое отражение.
Ещё одна душа освободилась от навязчивой игрушки, набитой клубками слов и поступков.
Зеркало лишь отражает. Вы думаете, что оно забирает души? Вы ошибаетесь. Мне грустно от того, что человек готов сам отдать душу бездушному куску стекла (хотя так ли бездушен этот кусок, если страстей в нем зачастую больше, чем в нас самих?).

… А тем временем сотни тысяч мужчин поправляли галстук, а десятки тысяч детей чистили зубы. Тысячи пар ужинали при свечах, а десятки подростков просто вскрывали себе вены. Кто-то закидывался коксом, а кто-то верил в любовь. Леди превращалась в потаскуху, а смерть приходила нелепо и неожиданно серым покрывалом десяти сантиметров воды до поверхности….

Это не сон. Не шутка. Зеркала живут с нами рядом, они хранят частичку нашей души. И чем дальше мы от себя, тем больше различия между нами и нашим отражением. Не верите? Посмотрите на себя! Разве это вы? Вы – тень того или той ЖИЗНИ, что осталась в зазеркалье, как в ледяном плену.