в Лицензирование

Fairware — Free as in Speech, Fair as in Trade

Я наткнулся на этот тип лицензирования, когда скачал и установил себе DupeGuru PE. А прочитав статью, решил перевести её и выложить у себя в блоге. Метод лицензирования очень интересный, а в статье расказывается о том, как автор дошёл до такой жизни. Перевод мой, сегодняшний. Если кто-то обнаружит ошибки — обязательно отпишите мне, я поправлю. Оригинал здесь.

В прошлом году я открыл код своих проприетарных приложений для публичного доступа точно так же, как за пару месяцев до этого открыл код текстового редактора. Основной целью было снизить последствия от «автобусного фактора» для моих клиентов, продолжая при этом зарабатывать деньги на разработке софта. Я преуспел (уря!) в достижении этой цели — эти телодвижения не отразились негативно на моём доходе. Кроме этого у меня была и вторая цель — привлечь больше разработчиков и увеличить автобусный фактор для моих проектов. И я её завалил. Сегодня я перехожу на новую ступень — делая свои приложения полностью открытими (BSD-лицензирование), но с важным нюансом, который, надеюсь, сможет показать разработчика новые способы заработка при работе над общими (условно-бесплатными) проектами с отрытым исходным кодом.

Ошибочность интеллектуальной собственности

ВАЖНО: В этой статье я называю многие распространённые продукты «условно-бесплатными» вне зависимости — открыт ли их исходный код или нет. Хотя использование этого термина немого некорректно (условно-бесплатные продукты по определению проприетарны), это очень упрощает текст.

В первую очередь я бы хотел повторить свои прошлогодние слова о то, что интеллектуальная собственность, по крайне мере для нацеленных на прибыль продуктов не имеет смысла. Если один человек платит мне за разработку продукта, а я возращаю ему программу с ограничениями на использование — это выглядит, как попытка насильного удержания клиента. В чём же тогда отличие ситуации, когда мне платят за ту же работу 5000 человек?

Ответ — в принципе разницы нет, но, так как мы не можем придумать реальный способ, при котором 5000 человек могут адекватно оплатить труд разработчика, мы изобретаем новую концепцию — интеллектуальную собственность. В результате 5000 человек попадают «в плен». На практике большинству плевать и их это никак не коснётся (так же, как не будет от этого страдать и обычный клиент, который получит бинарник без исходников). Но всё же я верю, что при этом страдает индустрия условно-бесплатного программного обеспечения в целом. В мире проприетарного софта, поскольку условно-бесплатный софт нацелен на прибыль — это никому не нужное дублирование усилий, что означает, учитывая потряченые впустую усилия, приложения не так хороши, как должны быть.

Что же идёт не так?

В теории, open source должен процветать в мире shareware препядствуя росту всех закрытых проектов подавляющей мощью всемирного сотрудничества, но это не так. Почему? Потому, что разработчики условно-бесплатного софта в мире open source программируют в качетсве хобби в своё свободное время, тогда как разработчики проприетарного софта программируют полный рабочий день. Но если покупатели проприетрных продуктов, посылают день разработчикам open source, то СПО в целом лучше. Опять таки, почему? Потому, что в мире СПО при том же времени, потраченном на разработку, его тратится меньше на усилий на дублирование, чем в проприетарном мире, что повышает КПД СПО. Существует расхождение между тем, что есть и что должно быть. И мы должны заполнить этот пробел. Я считаю, что ключем к этому бедт начало «добродетельного круга», где всё больше и больше разрабочиков будут получать деньги за работу над проектами с открытым исходным кодом.

В прошлом году мне казалось, что у меня есть беспригрышный план. Это было что-то вроде открытия исходных кодов с «задержкой» — когда код открыт, но использовать части с ограничениями можно только два года спустя (это бы сподвигло пользователей на покупку лицензий). После двух лет код становился полностью открытым (под лицензией BSD). Я надеялся на то, что это привлечёт внимание разработчиков, и они будут заинтересованы в работе с моими базами кода. Затем, учитывая, что ко мне бы поступали деньги, я смог бы оплатить их работу. Видя, что такая схема работает, они бы стали уделять этому всё больше и больше времени и даже начали бы свои собственные проекты, подпитывая тем самым «добродетельный круг».

Это не сработало. Совсем. К моей базе кода не возникло никакого интереса. В оправдание могу сказать, что я начинал с серьёзным препядствием, поскольку мои приложения не ориентированы на разработчиков, а код использует такой набор технологий (Python, Objective-C и Qt одновременно), в котором разбирается мало разработчиков вообще.

Но кроме всего прочего я не продумал схему до конца. Я знал, что любой разработчик, решивший работать с одной из моих кодовых баз должен будет вложить значительное количество времени, чтобы разобраться в коде, но я полагал, что их инвестиции защищены от любого произвольного решения с моей стороны — ведь они могу либо сделать форк моего кода двухлетней давности, либо оставить код с ограничениями и отправлять мне часть дохода с продаж в течении двух лет. Но все эти возможности не были реализуемы на практике: никто не хочет форкать код 2х-летней давности, зная о существовании значительных изменений и улучшений кода и ни один форк не имеет шансов быть коммерчески выгодным, учитывая отправку значительной части дохода автору кода. Кроме того, я не слишком заботился о пропаганде моей идеи для новых разработчиков.

Более того, даже в случаях, когда разрабочик с нужными навыками доверился бы мне, возникла бы странная ситуация, когда я начал бы работать с ним. Вся работа, которую бы он выполнял означала бы,Ж что я не только отсулаю ему часть своего дохода, но и делаю из нас конкурентов даже в том случае, если бы работы хватало для двоих. Конечно, результатом большей работы над проектом стало бы более качественное приложение, что повысило бы продажи, но я должен бы бы постоянно иметь всё это ввиду, назначая новые таски.

Но у меня есть новый план!

Итак, каков план?

В прошлом году я исключил добровольные пожертвования (донации) из списка надёжных источников доходов для разработчиков СПО, но сейчас думаю, что поторопился. Давайте рассмотрим факт: Иходный код моих приложений доступен всем, ограничения тривиальны и их легко обойти, но, несмотря на это я до сих пор продаю их. Только ли это потому, что пользователи не хотят нарушать закон? Я действительно сильно сомневаюсь в этом. Все знают, я думаю, что я никогда не буду судиться с ними за взлом моих приложений. Даже если бы при старте программы показывалось бы сообщение «100% законно взламывать приложение, просто погуглите (но я всё же буду крайне благодарен, если вы купите его)», я не думаю, что это отразилось бы на продажах негативно.

Причина, по которой я продаю лицензии на свои приложения — это смесь доброй воли и лени. Добрая воля потому что пользователи осознают объём работы, вложенной в это приложение и хотят внести свой вклад, а лень — потому, что купить приложение проще, чем найти crack.

В типичном сценарии «кнопки пожертвований», у пользователей есть такая же добрая воля (если не больше), но также та же самая лень. Я не могу знать наверняка почему большинство проектов СПО не получают достаточного финансирования, чтобы позволить себе нанять разработчиков на полный рабочий день, но если вникнуть в мои собственные причины не жертвовать проекту СПО, я думаю, что начинаю понимать суть. Причина, по которой я обычно не жертвую проекту СПО — это сложность определения справедливого размера пожертвования. Обычно вы не знаете, сколько уже денег пожертвовано и нужно ли ваше пожертвование. Но даже если бы и знали, то так же заинтересовались бы тем, кому уходят деньги, чтобы ваше пожертвование было справедливо использовано. Что касается меня, то страх превращения пожертвования в маркетинговый сбор шустрого человека, который просто собирает деньги на халяву за счёт работы других, держит курсор подальше от кнопки «Donate». Конечно, если проверить всё, то станет ясно, что интересный вам проект поддерживает один человек, который не получает абсолютно ничего за свои усилия, но, чтобы выяснить это, требуется время, а мы ленивы…

Давай уже ближе к делу!

С этого момента я решил опять лицензировать свой код под BSD и в то же время дать пользователям возможность легко выяснить справедливый размер донаций (и нужны ли они вообще). С этого момента я больше не продаю лицензий, я продаю своё время. Я веду учёт потраченного на разработку времени и публикую данные у себя на странице (как вы возможно заметили в логах, до текущего момента я некоторое время работал в режиме «Open Source»). Кроме того на той же странице я публикую в реальном времени список пользователей, который сделали пожертвование, так что остальные могут легко определить, сколько ещё часов не оплачено. Есть также чёткое уведомление о сумме, которая ожидается от каждого пользователя, хотя заплатить они могу сколько угодно. В дополнение ко всему этому, я очень прозрачно даю понять в своих приложениях, что взносы ожидаются от пользователей. Я деляю это при помощи такого вот диалогового окна:

После снятия демо-ограничений стало гораздо проще не платить за приложение, чем платить, что возможно приведёт к падению продаж, но при достаточной доброй воле пользователей, это должно быть небольшое снижение дохода.

Светлая сторона этой системы в том, что увеличивается шанс заинтересовать работой над приложениями других разработчиков. Хорошим стимулом для разработчиков решиться вложить некоторое время в предприятие будет публичный показ списка взносов, особенно денежных сумм (если они конечно будут достаточно значительными). Кроме того сейчас продаётся вложенное время, а не лицензии, так что никакой конкуренции между гипотетическими разработчиками и мной уже не будет (на самом деле, с учётом того, что не все отработанные часы будут сразу оплачены, возникнет конкуренция при распределении взносов пропорционально оставшимся неоплаченными часам, но такая конкуренция менее прямая). Чем больше вложенных часов, тем лучше.


Всё это, я надеюсь, привлечёт внимание других разработчиков, которые, видя, что такой тип лицензирования окупает вложенное время, тоже захотят сделать что-нибудь подобное. Они начнут работать «на стороне» и оставят свою основную работу (если она скучна) ради этого. И мир условно-бесплатного софта будет наполнен качественными приложениями с отрытым исходным кодом, за которые разработчики получат справедливое вознаграждения и мир станет немного лучше. Уря!

Я даже осмелился отчеканить новое лицензионное соглашение (хотя вне мира программного обеспечения оно уже давно существует): «Свобный» как слово в речи, «честный» как в торговле… (Free as in speech, fair as in trade). Fairware?

P.S. Кто хочет найти бизнес-партнёров, поставщиков или дилеров — ищем дилеров в Москве.